Ислам в СМИ / Печатные СМИ /

"Российска газета": Террорист не может быть верующим человеком

Дата публикации: 30.10.09

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) - глава огромной епархии, размещенной на территории четырёх государств: Узбекистана, Киргизии, Туркмении и Таджикистана. Настоящий столп Русской Православной Церкви в Средней Азии. Его суждения о взаимоотношениях православия и ислама, о Церкви как силе, объединяющей власть и народ, о борьбе с наркоманией и наркобизнесом и многих других проблемах современности основаны на глубоком  знании предмета не понаслышке.

Ваххабизм совсем не ислам

- Официальное обращение к вам - "Ваше высокопреосвященство"?

- Можно и так сказать...

- Гвардейцы, да и мушкетеры французского короля так обращались к знаменитому кардиналу - помните, в "Трех мушкетерах"?

- Ещё бы!.. В детстве зачитывался. Жаль только, что подобное обращение запомнилось многим по роману из французской истории, а не из нашей. В России ведь тоже было немало умных, деятельных и способных отстаивать государственные интересы священнослужителей. Но почему-то об их судьбах в нашем обществе знают гораздо меньше, чем о кардиналах Ришелье или Мазарини.

- Может быть потому, что не нашлось своего Александра Дюма?

- Однако же есть митрополит Макарий, создавший многотомную "Историю Русской Церкви" - это стоит молодым людям хотя бы попробовать читать!.. Там такие сюжеты из жизни Отечества, что с французскими даже сравнивать неудобно. К тому же Дюма многое выдумал, а у преосвященного Макария всё описано так, как было в действительности. Увлекательнейшие коллизии.

- Владыка, признайтесь: само слово "кардинал" Вам не очень-то и по нутру?

- Почему же: слово как слово. Высший сан у католиков, после папы, разумеется. У них кардинал, у нас митрополит - не в словах, и, тем более, не в сане дело...

- В чём же? Многие, например, так и не могут понять, почему православные и католики - христиане, исповедующие одного и того же Иисуса Христа, даже Пасху празднующие в определенные годы одновременно, постоянно конфликтуют между собой? Если учесть, что разногласия существуют на фоне все более агрессивного исламского экстремизма...

- В вашем вопросе затронуто сразу несколько важных тем. Не хотелось бы комкать всё в одну кучу… Отношения с Римско-католической церковью - это одно, и они у нас, несмотря на определенные проблемы и разногласия, не такие уж и плохие, как, возможно, кажется кому-то несведущему. Ислам - это совершенно иная тема. А упомянутый вами в связке с исламом экстремизм - предмет абсолютно отдельный...

- Экстремизм не связан с исламом?

- Нет.

- Странно.

- Я бы сказал иначе.

- Как?

- Слава Богу!

- Объясните, пожалуйста.

- Около двадцати лет я служу в странах Средней Азии, где большинство людей исповедуют ислам. Почел своим долгом понять эту веру. Смею полагать, что сегодня разбираюсь в исламе получше иных, дерзающих распространять об этой мировой религии всяческие предубеждения. Поэтому хотел бы напомнить: любая клевета, в том числе и на ислам, является смертоносным грехом, который может привести к очень тяжким кровавым последствиям.
   
В чем, собственно, клевета? Разве не под крики "Аллах акбар!" совсем недавно убивали российских солдат в Чечне, взрывали жилые дома по всей России, минировали школы, театры, стадионы? Разве не мусульмане-албанцы устроили очередную резню в Косово, уничтожая своих же соседей только за то, что они - православные христиане? А Бен Ладен, напавший на Нью-Йорк, кто - иудей?

- Бен Ладен - террорист, вождь международного ваххабизма.

- Правильно. Но ваххабиты откуда взялись? Все из того же ислама!

- Никакого отношения к исламу  террористы не имеют. Такие люди, вообще, вне религии. Они - нелюди.

- Ваххабиты?

- А что такое ваххабизм? Мусульманская ересь, которая возникла в XIX веке на Аравийском полуострове под лозунгом: "Очистим ислам от суеверий!" Основоположник ваххабизма Муххамед Абд аль-Ваххаб посчитал "суеверием" все труды мусульманских учёных и вообще всё, что происходило в мусульманском мире на протяжении многовекового периода существования этой религии. Но вот пришел он, "Мухаммед-второй", изобрел собственный шариат и этим "очистил" мусульманскую веру.

При выходе ваххабитов за пределы Аравии выяснилась их главная "тайна". Оказывается, "истинные мусульмане" - это только они сами, а все остальные для них - "неверные". Отсюда и лозунг - "Убей неверного!" Подобного рода сентенций нет, и не может быть ни в Коране, ни в других классических мусульманских источниках. Поэтому совершенно абсурдно считать терроризм мусульманским явлением.

Любовь и Справедливость

- Однако некоторые политологи, особенно западные, сегодня прямо говорят о "неизбежности столкновения христианской и мусульманской цивилизаций". Насколько, по-вашему, реальны такого рода "пророчества"?

- О чём же им ещё говорить, если миф об "исламской угрозе всему человечеству" порожден именно западной пропагандой и коренится в ближневосточном конфликте. Правда, и в России слышны подголоски антиисламской идеологии. В наши дни невежество межрелигиозное не менее опасно, чем религиозное. Не знаю, по умыслу это делается или по глупости, но люди, сеющие неприязнь к исламу, должны понимать: их деятельность враждебна России, где, как известно, живут не только православные, но и мусульманские народы. А сущность пропагандистской подмены или "подставы", как теперь еще говорят, заключается в том, что на религию ислама возлагается ответственность за преступления тоталитарной секты ваххабитов. Поэтому я не устаю повторять: необходимо отличать вероучение от его извращений, от каковых не застрахована никакая религия. Эти угрозы не менее опасны для ислама и мусульманских народов, чем для православия и народов славянских.

- Выходит сам по себе ислам - исторически бесконфликтен? Сегодня от него иноверцам не могут исходить никакие угрозы?

- Нет, почему же, в истории ислама зафиксировано немало тяжелейших конфликтов на религиозной почве - с римо-католицизмом, к примеру, несторианством, протестантскими конфессиями. Но конфликтов между православием и исламом в Центральной Азии не возникало никогда.

- А то, что недавно происходило в Чечне, Косово - вы как назовёте?

- Это не религиозные столкновения. Это следствие ваххабитских провокаций и национальных спекуляций. Тут, мне кажется, уместно напомнить Коран, в котором предписано особое расположение к христианам: "И ты, конечно, найдешь, что самые близкие по любви к уверовавшим те, которые говорили: "Мы - христиане!" Это - потому, что среди них есть иереи и монахи и что они не превозносятся" (сура 5 "Трапеза", аят 85/82).  Одной из основных добродетелей в православии почитается смирение. Православные всегда жили в мире и дружбе с мусульманами именно потому, что не превозносились, в отличие от представителей других конфессий, не пытались силой навязать свои убеждения.

- И всё-таки, откуда взялся терроризм - какая религия имеет к этому отношение?

- Всё началось, как известно, с убийства Юлия Цезаря древнеримскими республиканцами. Античный пример террористического акта, как преступного метода политической борьбы. В новой и новейшей истории террор приобрел особо злодейский характер - появились взрывчатые вещества, при применении которых неминуемы "побочные" жертвы  - невинные люди, не имевшие к политике никакого отношения. Хуже того: террористы начали сознательно убивать невинных, с целью запугать общество. Во второй половине XIX века революционеры-"бомбисты" повергали в ужас Россию, минируя здания, взрывая бомбы на улицах и площадях. Столетие спустя тот же кошмар повторился в Западной Европе, где свирепствовали и "красные бригады", и многие им подобные. Террор взяли на вооружение и некоторые национальные движения: Ирландская республиканская армия, баскские сепаратисты... Однако ни российские чернопередельцы, народовольцы и эсеры, ни "краснобригадники", ни национал-боевики мусульманами не были.

А вот еще один, более свежий факт, который на Западе вспоминать не любят. Но именно террором - похищением и убийством английских солдат - боевики еврейской экстремистской организации "Иргун цвей леуми" вынудили британцев покинуть Палестину. Действовали они под лозунгами иудаизма, закладывая первые камни в фундамент нового государства Израиль. Затем палестинских арабов вытеснили с земли, которую те полторы тысячи лет считали своей родиной, у арабских стран принялись отвоевывать территории. Те, в свою очередь, взяли на вооружение тактику враждебного иудейского "Иргуна" - террор. Акт преступный, явно противоречащий мусульманской, да и всякой иной вере. Однако ничего другого, видимо, людям в головы не пришло. Запад, оказывая помощь Израилю, поддержал по сути бесправие…

Причины появления греха и преступления можно понять. Но людям верующим ясно и то, что терроризм, прежде всего - зло, и оправдать его нельзя ничем. Античеловеческая сущность не может восходить к какому-либо религиозному учению, а значит, религия не может и не должна использоваться в качестве оправдания убийств невинных людей.

- Что же делать сегодня простым людям, которые ездят в трамваях, метро, автобусах, ходят по улицам и нет-нет, да и оглянуться настороженно - многие ведь вполне реально опасаются террористов?

- Безопасность в метро и во многих других местах, где находятся люди, я полагаю, по силам обеспечить правоохранительным органам государственной власти. Хотя, разумеется, и каждому из нас следует проявлять бдительность, заботиться о себе.  Молиться...

- И Господь поможет?

-  Несомненно. Из Ветхого Завета перешла в христианство строжайшая заповедь: "Не убий". Еще более грозно звучат в Коране слова: "Кто убил душу не за душу или не за порчу на земле, тот как будто бы убил людей всех" (сура 5 "Трапеза", аят 35/32). Не даром  именно этот аят цитировал Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, разоблачая антиисламскую сущность бандитизма в Чечне. Этим изречением ислам демонстрирует полное понимание того, что в очах Всевышнего каждая человеческая душа дороже всей материальной вселенной, - потому нет преступления страшнее, чем убийство невинного. От терактов неминуемо страдают ни в чем не повинные люди: старики, женщины, дети, просто мирные жители. Террорист - убийца невинных - не может быть мусульманином. Когда он действует под исламскими лозунгами, он клевещет на мусульманство. Видный арабский лидер аль-Газали называл таких "разбойниками с большой дороги".

- Ваххабизм имеет какое-то отношение к так называемому "исламскому фундаментализму"? Некоторые полагают, что это яблоки одной яблони...

- Нет, это разные явления. Объединяет их лишь опасность для окружающих. Исламский фундаментализм явление более сложное. Его идеи лежат в основе устремлений некоторых деятелей к созданию закрытых для внешних влияний государств или обществ, где жизнь должна быть устроена по наиболее суровым нормам шариата и обычаям средневекового мусульманства. Термин "фундаментализм" в приложении к этому явлению, как мне кажется, крайне неудачен. Ведь ничего действительно фундаментального, то есть утверждающего основы вероучения, в этом явлении нет. По сути, это обрядоверие, наподобие русского старообрядчества, в котором также не было ничего "старого" и причиной которого был недостаток религиозного просвещения. То же и с исламским фундаментализмом: реанимируются второстепенные частности, иногда даже вопреки основам ислама.
 
- Примеры, пожалуйста.

- Просвещенный мусульманин, к примеру, понимает, что ворам не обязательно отрубать руки, можно наказывать и как-то иначе. Он же знает, что обычай закрывать лицо женщинам или запрет на изображение живых существ появились через несколько веков после основоположника ислама пророка Мухаммеда, к тому же - далеко не во всех мусульманских странах. Второстепенные частности могут соблюдаться или нет: сущность ислама не в этом. Действительно фундаментальным, то есть воплощающим суть мусульманства, был просвещенный ислам Халифатов - с их открытым и веротерпимым общественным устроением, со стремлением воспринимать лучшие достижения науки, искусства, ремесел со всех концов света.

- Так в чем же опасность нынешних фундаменталистов для окружающих?

- Их идеи сегодня кажутся особо привлекательными экстремистам, фанатикам, разного рода политиканам. Прикрываясь буквой шариата, они начинают попирать сам дух ислама. В этом не только нет ничего фундаментального, это не мусульманство вообще!

Справедливости ради замечу, что сегодня не только в мусульманстве, но практически в каждой религии появились фанатики, следующие не вероучению, а измышлениям самозванных "вождей". Ведь только невежда, не понимающий сути ислама, может служить организациям, занимающимся такими гнуснейшими с точки зрения мусульманства делами, как терроризм или наркобизнес; служить, и при этом еще думать, что этим совершает некий мусульманский подвиг. Разжиганием же фанатизма занимается тот, кто рвется к власти, кто ради корысти легко способен использовать в своих темных целях слепую ярость обманутых невежд, не ведающих, что политические или своекорыстные спекуляции на религии - это страшное оскорбления Божества.

- У мусульман есть еще такое понятие, как "джихад". Насколько в действительности священна эта война?

- Джихад - это уже карта националистов. Но и они не имеют никакого религиозного права на объявление джихада, мусульманской "священной войны". В Коране совершенно точно указано, когда и по отношению к кому это должно происходить: джихад мусульмане могут объявлять лишь тем, кто сражается с ними из-за религии и изгоняет их из жилищ. Так же и в православии почитается святым делом защита веры, ближних, Родины. Использовать же лозунг "священной войны" в национальных целях есть спекуляция на религии, противная Богу.

- Что же делать нормальным людям, Владыка! Как жить, когда вокруг столько угроз - пусть не мусульманских, но так ли иначе связанных с этой религией?

- Конечно, вся надежда на Господа. На то, что Он вразумит и православный, и мусульманский миры, и они сумеют вовремя понять, в какую бездну их толкают те, кто устраивает сегодня истерики об "исламской угрозе". Просвещенные, знающие свою религию мусульмане сами борются с экстремистскими и преступными извращениями. Им совсем не хочется, чтобы их представляли некими чудовищами с гранатометами в руках, взрывчаткой за пазухой и героиновым шприцем в зубах. Людям иных вероисповеданий, особенно христианам, следует этой борьбе помогать, а не подливать - бездумно либо злонамеренно - масло в огонь межрелигиозной напряженности. Вера в Бога и терроризм несовместимы.

- Но ведь веры у нас всё-таки разные…
 
- И что - по этой причине надо людей убивать? Дикость, безбожие абсолютное!..

Да, разумеется, православие и ислам - различные религии и несовместимые типы мировоззрений. Мы по-разному представляем себе Бога и Царство Небесное. Хотя если подумать... Ведь Аллах мусульман - Тот же Единый Бог, Создатель и Владыка мироздания, Которому поклоняются христиане. Так же, как и мы, мусульмане верят во Всемогущество и Всеведение, Милосердие и Правосудие Творца. Ислам знает о грядущем всеобщем воскресении мертвых и Страшном Суде, о загробной награде праведным и наказании злым. Коран восхваляет тех же патриархов и пророков древности, что и Библия: от Авраама (Ибрахима) и Моисея (Мусы) до святого Иоанна Предтечи (Йахйи) и апостолов Иисуса Христа ("помощников Аллаха"). Личность Иисуса Христа в мусульманстве окружена высоким почитанием. Целая глава Корана, сура "Марйям", посвящена Его непорочному зачатию от Духа Божия и чудесному рождению от Пречистой Девы Марии (Госпожи Марйям)...

Предметом недопонимания среди мусульман служит догмат Троичности. Но этот догмат относится к внутренней жизни Единого Бога - области, которой ислам просто не занимается, считая такое знание абсолютно недоступным. Христиане же веруют, что это Откровение им даровано... Мне кажется, что выяснение общих черт наших религий - это та граница, которую не следует переступать в православно-мусульманском диалоге. Мусульмане, разумеется, считают свою религию более правильной, но признают, что и христианский путь приводит к Всевышнему.

Ислам называют религией Справедливости, православие - религией Любви. Глубинная сущность расхождений - вопрос о том, какая из этих двух великих добродетелей должна главенствовать, и этот вопрос может быть разрешен только в вечности Божией. Но здесь, на земле, Справедливости не о чем спорить с Любовью. Обе религии одинаково проповедуют милосердие, нравственную чистоту, миротворчество, созидательный труд на благо Отечества - а воспитание таких качеств зиждительно для государства.

- Как же наши миротворческие религии противостоят сегодня проявлениям терроризма?
 
- Наша Церковь ведет устойчивый диалог с религиозными лидерами ислама. Достаточно хотя бы вспомнить Всемирный саммит религиозных лидеров, в котором приняли участие предстоятели поместных православных Церквей, главы и высокие представители христианских, мусульманских, иудейских, буддистских и других религиозных общин из 49 стран мира. На нём не только осуждались недуги современности: братоубийственные конфликты, террористические угрозы, всевозможные проявления нетерпимости и ксенофобии, но и намечались пути их уврачевания. Всем же ясно, что без духовной и нравственной основы в жизни народов, без глубокого знания людьми своей религиозной традиции нельзя эффективно противостоять распрям, насилию, порокам, экстремизму и террору. Поэтому следует объединить наши позиции по этим вопросам. Чтобы они стали фактором не разделения, но сближения народов и общин.

- Легко сказать...

- На деле, действительно, всё обстоит не так просто. Нужны терпение, воля, в значительной мере и мужество. Но ведь все эти качества у нас есть, как и многое другое... Мы, православные и мусульмане, идём как бы параллельными путями: неподвижны в своих основаниях и не поддаемся никакому "осовремениванию". Веруем в незыблемость Божественных установлений, нас сближают высокие нравственные требования, которые наши учения предъявляют к своим верующим, и та искренность, которая не позволяет словам и убеждениям расходиться с поступками. Как сказано в священном Писании - "будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию" (Рим. 14. 19).

Озарённые православием

- Конечно, Средняя Азия - это, прежде всего, ислам. Священные Бухара, Самарканд - родина великих мусульманских святых: Абу Абдалла Мухаммад ибн Али ал-Хаким ат-Термези, Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исмаил ибн Ибрагим аль-Джуфи Аль-Бухари, Баха ад-Дин Мухаммад ал-Бухари Накшбанди... Список можно продолжить, только места в газете, боюсь, не хватит - больно непростые для нашего слуха и написания у них имена. Наверное, вам, православному иерарху - митрополиту Ташкентскому и Среднеазиатскому непросто служить в таком окружении?

- Исламское окружение, это специфика моего служения. Кстати, ведь я митрополит не только Ташкентский. В связи с тем, что епархия располагается на территории четырех государств, мне приходится иметь разные титулы. Если приезжаю и служу, к примеру, в Киргизии, то я Бишкекский и Среднеазиатский, - ну и так далее.  Это для того, чтобы избежать некоторого недопонимания. Но общий титул у меня единый - митрополит Ташкентский и Среднеазиатский. Московской патриархии, естественно.

Но вы не правы: Средняя Азия  - это не только ислам, но и озарение верой Христовой. Еще святой апостол Фома проповедовал в этих краях, а в Самарканде рукоположил несколько епископов. Первые письменные упоминания о христианской церкви относятся ко II веку. В IV веке здесь были уже четыре крупнейшие митрополии: Самаркандская, Сырдарьинская, Тарсакентская и Мервская.  В Туркестане найдено множество памятников древнего и средневекового христианства. Это руины храмов и монастырей, фресковая иконопись, иконы на ткани (занданачи), евангельские сюжеты на керамике, богослужебная утварь, нательные крестики и медальоны, монеты государственного чекана с христианской символикой. А в империи эфталитов, куда в V-VI веках входила вся современная Средняя Азия, христианство вообще было объявлено государственной религией. Существовали целые христианские поселения. Например, недалеко от современного Бишкека располагался город Тарсакент, название которого переводится, как "город христиан".

- Что же случилось дальше? Почему христианская вера уступила свои позиции?

- Так получилось, что средневековое христианство в Центральной Азии было искажено. С IV века в Церкви Персии возобладало несторианство. Православным оставалось только Хорезмийское архиепископство, входившее в состав Антиохийского Патриархата, которое имело прямые связи с Византией и Русью. В начале VIII века началось завоевание этого края арабами, они и принесли с собой ислам. Однако в конфликты с христианами правоверные не вступали. Ведь согласно Корану христиане считаются "людьми Книги".  В Арабском халифате выдвигались несторианские ученые и врачи, христиане занимали высокие государственные посты. Резиденция католикоса-патриарха находилась в Багдаде. Однако ислам все больше распространял свое влияние, используя покровительство властей и общедоступность.

- Обошлось миром?

- Миром все-таки не получилось. Несториане, как и любая секта, очень быстро стали заниматься миссионерством среди мусульман, что привело к неизбежному конфликту. Терпению местных правителей-мусульман наступил конец, и несторианские общины под Самаркандом были уничтожены...

- Вот вам и мир во всем мире!

- В истории религий, к несчастью, случались и такого рода трагедии. В Туркестан христианство вернулось лишь в середине XIX века, когда  к Российской империи добровольно присоединились Казахстан и Киргизия. Вслед за армией обживать бескрайние степи с Дона, Поволжья, украинских степей двинулись крестьяне и казаки - люди, естественно, православные. Переселенцы поначалу молились в юртах... Но постепенно появились и православные приходы. Первый открылся в форте № 1, который располагался на месте нынешнего Аральска. Затем в Ташкенте, Джизаке, Самарканде, Чимкенте, Токмаке, Каттакургане... В 1871 году при ташкентском госпитале был основан первый храм, который впоследствии расширили и перестроили в Свято-Успенский кафедральный собор. Накануне революции православные храмы и соборы открылись во всех русских поселениях. Но тут случилась новая беда - большевистский террор беспощадно обрушился как на православие, так и на мусульманство Средней Азии. Были расстреляны, сосланы, погибли в лагерях тысячи священников, взорваны сотни храмов и мечетей...

- Однако Ташкентская кафедра по воле Господней выжила! Насколько известно, именно в то лихолетье её возглавил блестящий богослов и хирург епископ Лука (Войно-Ясенецкий)...

- Совершенно верно: в конце двадцатых из сибирской ссылки будущий Святитель вернулся в Ташкент. Послужить удалось немного, через год его снова арестовали. Потом опять выпустили - это был несгибаемый человек! Во время Великой Отечественной войны епископ-хирург провел сотни сложнейших операций, спасая раненых защитников своего Отечества. Даже власть "убежденных атеистов" была вынуждена признать его заслуги и духовный подвиг. За свой научный труд "Очерки гнойной хирургии" Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий - так величали его в миру - получил Сталинскую премию 1-й степени. Рассказывали, что на правительственном приёме в Кремле вождь, бывший когда-то семинаристом, ухмыльнувшись, спросил епископа Луку: "Ну что, хирург, ты много операций сделал, а видел ли ты когда-нибудь человеческую душу?" И получил ответ, который его озадачил: "Мне много раз приходилось делать операции на голове и вскрывать черепную коробку, но я никогда не видел ума. А мы знаем, что ум существует, - так, говорят..."

- Когда же и при каких обстоятельствах возглавили Среднеазиатскую епархию вы, владыка?

- На Ташкентскую и Среднеазиатскую кафедру я был призван 20 июля 1990 года Указом Святейшего Патриарха Алексия II. Мне вверялась одна из самых обширных и трудных епархий Русской Православной Церкви. Я прекрасно осознавал, насколько велика ответственность. Это же был самый разгар политических смут, вызванных "перестройкой"... Активизировались подрывные силы, готовые ради властных и корыстных интересов беззастенчиво спекулировать на национальных чувствах. Вот в таких условиях и предстояло мне отстаивать и укреплять в этом традиционно-мусульманском краю истину Любви и Веры Христовой.
 
- Как вас встретили?

- Так получилось, что в Ташкент я прибыл после паломничества в Грецию и на Святую Гору Афон. Там жара стояла около  тридцати, очень трудно дышалось. В Ташкенте оказалось ещё жарче - плюс сорок, однако дышалось намного легче, и это я посчитал добрым предзнаменованием. К тому же приехал в канун праздника Успения Божией Матери. Уже наутро служил Литургию в Ташкентском Свято-Успенском кафедральном соборе. Благоговейность и ревностность ташкентской паствы, заполнившей весь храм и двор собора, произвели на меня самое отрадное впечатление.

- Власть приняла вас столь же благосклонно?

- Жаловаться грех. Вскоре я понял, что в Средней Азии открылось широкое поле для православия. Между прочим, здесь гораздо легче, чем в России, без тяжб и скандалов, верующим вернули храмы, уцелевшие после большевистского варварства. Во всех наших начинаниях энергичное участие принимают главы государств Средней Азии. Так, президент Республики Узбекистан Ислам Каримов по первой же просьбе распорядился выделить землю для строительства Православного духовно-административного центра в Ташкенте. По указу президента Кыргызской Республики Аскара Акаева был зарождён Православный духовный центр в Бишкеке. Выстроили прекрасное здание епархиального управления, возвели новый придел Бишкекского Воскресенского собора, была выделена территория для нового собора князя Владимира. Приснопамятный Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, помнится, сам выбрал и подарил православной церкви для строительства Воскресенского собора и Духовного центра один из красивейших участков Ашхабада. Всегда внимателен к нашим нуждам и сменивший его на высоком посту Гурбангулы Бердымухаммедов. Таджикский президент Эмомали Рахмон также делает всё, чтобы интересы  нашей веры учитывались и ни в коем случае не страдали.

- Достаточно ли храмов в вашей епархии, все ли православные имеют возможность прийти в свой "Божий дом" и спокойно молиться?

- Сейчас православных приходов в Центральной Азии уже больше, чем было в дореволюционном Туркестане. Созданы храмы в местах, где прежде никогда не было православных святынь: в Бухаре, Навои, Зарафшане, Учкудуке и других городах. Церкви возвращены отнятые у нее в советское время храмы: крупнейший из храмов Центральной Азии Алексеевский собор в городе Самарканде, храм Александра Невского в Термезе. Открыты один мужской и три женских монастыря, в столице Узбекистана появилось высшее православное учебное заведение - Ташкентская духовная семинария.

- Живите, да радуйтесь!?

- Да, я воочию убедился, что создание независимых государств открыло перед епархией новые перспективы. Встал даже такой вопрос: разделить её по "республиканским квартирам" или оставить в целостности. И тот и другой варианты имеют право на жизнь.

Православие и ислам как два заботливых крыла распростерты над народами региона. Кстати, при царе доходы не только православного, но мусульманского духовенства не облагались налогом. Государственная казна не делала разницы между православием и мусульманством. Мусульмане в свою очередь щедро жертвовали на "русские мечети" - так они называли православные храмы. В своё время десять тысяч червонцев выделил на приюты для детей-сирот и Бухарский эмир Сайд Алимхан. Здесь умеют прекрасно дружить!..

- Много новых друзей Вы обрели на Востоке?

- Поверьте, практически у каждого православного верующего есть друзья-мусульмане, теплые отношения существуют и между представителями нашего духовенства. Во время моих поездок по епархии я часто бываю в мечетях. Там меня всегда обступают простые мусульмане, завязываются дружеские беседы.

- Спорите много?

- Совсем не спорим. Я считаю, что всякие богословские дискуссии, споры о тонкостях вероучений христианства и мусульманства в данной ситуации бесполезны и кроме вреда ни к чему не приведут. Ведь каждая мировая религия претендует на обладание полнотой Божественного Откровения, каждая имеет собственный вероучительный фундамент, который невозможно сдвинуть ни на миллиметр.

- А каковы успехи у исламских лжепроповедников?

- Народы Средней Азии по своему духу весьма прагматичны, они дорожат семейным очагом, традициями и свернуть их с этого невозможно никаким самозванным и зачастую полуграмотным крикунам от ислама. Есть, однако, другая опасность. Это непомерная агрессивность современных протестантских и прочих сект, которых только в Киргизии уже более сотни. Новоявленные миссии с толстыми кошельками смутного происхождения пытаются отлучить народы от традиционных религий, не брезгуя гипнозом, кодированием, наркотиками, а то и откровенным подкупом.

- Что же власти - закрывают на это глаза?
 
- Нет, власти также отдают себе отчет в угрозе со стороны сект. Не случайно "Свидетели Иеговы" выдворены из Туркменистана за употребление психотропных препаратов, несколько сект "попросили" из Узбекистана... На мой взгляд, сектантская интервенция меньше всего стремится духовно просветить человека, цель другая - создать духовную смуту, раздробить общество по конфессиональному признаку.

- В общем, не всё так безоблачно в крае почти вечного солнца?
 
- Проблемы есть, как и везде. Но я убежден: у православия в Средней Азии по-настоящему светлое будущее. Здесь живут около двух миллионов русских, и они не собираются никуда уезжать - тут их родина, их корни, в этой земле похоронены их близкие. Нелепо смотреть на них как на каких-то "заложников". Напротив, это "золотой фонд" России, они - носители русского духа, залог нерушимой дружбы между нашими государствами, мира и спокойствия.

Кого ждут мешки с ядовитыми змеями

- Владыка Владимир! Согласитесь: до мира и спокойствия как в Азии, так и других частях света, пока далековато.  Уж слишком много угроз несет всем нам сегодняшнее бытие. Чего стоит проблема наркоугрозы! Как Вы считаете, насколько правы эксперты ООН, которые  определяют сегодня Среднюю Азию, как международный центр наркоторговли и наркотрафика? Ведь они утверждают, что восемьдесят процентов героина, потребляемого в Западной Европе, поступает из Афганистана и Пакистана по возрождаемому древнему Великому шелковому пути, существенная часть которого, кстати, проходит по территории Вашей епархии...

- Спорить не стану - ООН серьёзная организация. А наркотрафик - это совсем не кстати.
 
- Ислам осуждает подобные увлечения?

- Наркотики не увлечение, это - общечеловеческое зло. Ислам воспрещает своим последователям употреблять даже алкоголь, а уж к наркотикам относится совершенно непримиримо. Согласно очевидной трактовке целого ряда сур Корана и хадисов, говорящих о "веществах, помрачающих разум", наркоделец приравнивается к отравителю, а наркоман - к самоубийце. Первый, по действовавшим во времена "четырех праведных халифов" нормам шариата, должен был быть зашит в мешок с ядовитыми змеями и утоплен в стоячей воде. О втором сказано в хадисе: "тот, кто убил себя какой-либо вещью, на Страшном Суде будет казним этой вещью", то есть, - наркоман обрекается на вечную "ломку" в адской бездне. Ни наркоман, ни, тем более, наркоделец правоверными мусульманами быть не могут. Мусульманство по сути своей религия трезвенная, гуманная.

- Кто же тогда занимается наркобизнесом?

- Восток не только дело тонкое, но и весьма разноликое. У меня, в первую очередь, перед глазами пример Узбекистана, где я служу и живу. Тут оптовая наркоторговля расценивается как особо тяжкое, а розничная - как тяжкое преступление. Местный криминалитет давно понял, что в этой сфере больше потеряешь, чем найдешь. Поэтому, наверное, сегодня в Узбекистане самый низкий уровень наркотизации среди стран СНГ. Это притом, что Узбекистан граничит с Афганистаном, печально известным мировым лидером по производству героина. Я вообще считаю, что Узбекистан для Центральной Азии - это оплот борьбы с терроризмом и наркобизнесом, а попытки США опорочить и разрушить эту надёжную защиту весьма показательны.

- Разве американцы против борьбы с наркобизнесом? Ведь они так яро и настойчиво, буквально  повсюду декларируют эту необходимость!..

- К сожалению, современный мир так устроен, что самые расчудесные слова далеко не всегда совпадают с делами. Начиная войну против талибов, США обещали покончить не только с терроризмом, но и с главной её экономической составляющей - афганской наркомафией. Что же произошло на самом деле? Оккупировав Афганистан, американские "миротворцы" уподобились "крыше", под защитой которой местные наркобароны ставят всё новые и новые рекорды по производству героина. Кстати, львиная доля "белой смерти" именно оттуда до сих пор поступает в Россию. По экспертным оценкам, через северный маршрут, а значит, через страны Центральной Азии в Россию и дальше в Европу проходит до семидесяти тонн героина в год. При советской власти, между прочим, этого "добра" проходило меньше в разы!

- Уж не хотите ли вы сказать, что стратеги США не просто с удовольствием наблюдают за тем, как сгорает от наркотиков рос¬сийская молодежь, а прямо содействуют этому массовому убийству?

- Факты - упрямая вещь, они подтверждают истинность этого предположения. Известно, к примеру, что ещё во времена советско-афганской войны специалисты США преподавали моджахедам передовые сельскохозяйственные методики выращивания опийного мака и современные способы производства героина. Но в те вре¬мена ещё можно было сомневаться, кем на самом деле были эти наставники - мафиози или агентами ЦРУ? После оккупации Афганистана войсками НАТО американцы научили местное население выращивать новый, высо¬коурожайный сорт мака. На сей раз трудно сомневаться в причастности этих учителей к спецслужбам. Вдобавок большинство наркотрафиков, прежде нацеленных на страны Азии, ныне переориентированы именно в направле¬нии России и её союзников по СНГ.

- Почему, как вы считаете, так происходит?

- После оккупации возглавляемое США западное сообщество сулило Афганистану золотые горы для создания цивилизованной экономики, однако правительство Хамида Карзаи получило лишь жалкие крохи. Где обещан¬ные заводы и фабрики, где сельское хозяйство, производящее пищу, а не отраву? Ещё во времена господства Талибана законный афганский прези¬дент Раббани говорил: "Мой народ доведен до такого положения, когда для него нет другой работы, кроме занятия наркотиками".

- Знаете, владыка, но именно в те времена - в середине 90-х годов - мне довелось встречаться с министром обороны Афганистана знаменитым деятелем сопротивления и вообще национальным героем Ахмад-шах Масудом в его родовом поместье в Пандшерском ущелье. Так вот, на мой прямой вопрос: признаете ли вы наркотики, как средство выживание своего народа в сложнейшей экономической ситуации, достойный муж лишь покачал головой. "Что он хотел этим сказать?" -  спросил я нашего переводчика. Побледневший от страха знаток всех диалектов фарси прошептал лишь одно: "Сейчас нас повесят. Здесь о таком не спрашивают". Кстати, мой вопрос о наркотиках он переводить отказался. На что Масуд лишь усмехнулся: он прекрасно все понял, потому как русским владел неплохо. До сих пор не пойму, что же мне ответил этот герой - ведь он лишь покачал головой...

- С Ахмад-шах Масудом мы не встречались, но я, как говорится, много о нем наслышан и весьма лестного. Он был проповедником ханафитского махзаба - тринадцативековой школы классического мусульманского права, которая отличается особой терпимостью, милосердием, человечностью... Как патриот, да к тому же человек образованный, думающий о будущем многострадальной страны, а также авторитете своего народа, Ахмад-шах Масуд не мог не понимать, что признание наркобизнеса, как одного из способов выживания, произведет весьма нежелательное впечатление на мировую общественность. Он был не только бесстрашным воином, но и дипломатом искусным...    

- Понятно, Ахмад-шах Масуд из патриотических чувств не пожелал "выносить сор из избы". Но зачем нынешней американской администрации склонять Афганистан к прежней, чудовищной эко¬номической модели, основанной на героиновой индустрии?

- Очевидно, борьба с терроризмом здесь ни при чём. Мой вывод такой: так американские стратеги ведут тайную войну против России и её друзей.

- Извините, владыка, но мне всё больше кажется, что я беседую с политиком, а не иерархом Русской Православной Церкви…

- Возможно, для духовного лица мои высказывания, действительно, резковаты, но что поделать, если всё это - чистая правда. Какой бы горькой она не казалась, её следует не только знать, но и высказывать своевременно. Невозможно молчать, когда на наших глазах погибают сыновья, дочери, внуки, пропадает надежда на будущее России - и все это из-за наркотиков! Счет погубленных идет на миллионы. Только вдумайтесь: средний возраст приобщения к наркотикам уже достиг двенадцати лет!.. Это означает, что даже малый ребенок может быть заражен наркоманией.

- Чума XXI века!

- Именно. Сегодня наркомания - самая опасная эпидемия. Могу представить вашим читателям документальное свидетельство типичной картины совращения - пред¬смертное письмо юного наркомана к его матери, которое попало ко мне. Зачитать?

- Если нетрудно.

- Нетрудно. Зато весьма поучительно.  Мальчик, которому жить бы ещё, да жить, умирая, пишет: "Однажды к нам в беседку зашел старшак и сказал: "Курнете травки?" Мы все глядели ему в рот, как мы могли сказать "нет"? И вот я сижу, испытываю кайф - это не передать словами! Все вдруг окраси¬лось в яркие цвета. Я смог так просто говорить с ним, со старшаком... Через некоторое время я уже вовсю курил анашу. Но прошло 9-10 ме¬сяцев, и анаши стало мало для того, чтобы накормить зверя во мне. В то время старшаки уже кололись... Они предложили нам раствор, и мы, конеч¬но, согласились. Взяв в руки шприц в первый раз, я немного дрожал, было страшновато. Но когда пошло по вене, я задрожал уже от экстаза... За пять лет я превратился из мальчика-отличника в бомжа и нарко¬мана... Я шел колоться и жить своей жизнью, вернее жизнью диавола. Я начал воровать, грабить, я даже убил человека!.. И все это за дозу, за оче¬редной шаг к смерти... И вот я в этом грязном и сыром подвале, мои руки и ноги гниют, хар¬каю кровью, я уже 20 дней не видел людей, так как в последний раз я до¬был много героина и мог не выходить из своего укрытия... Я умру от это¬го... Мама, прости меня и попробуй понять; я попал в сети диавола, умело расставленные в нужном месте и в нужное время..."
К несчастью, подобные истории превращения нормальных детей в чудовища и жес¬токого их конца сделались повседневностью. За фигурирующим в этом душераздирающем документе "старшаком", то есть авторитетным в глазах ребенка старшим товарищем, в отдалении вырисовывается взрослый дядя-наркоделец, который наживает сверхприбыли на наркотическом душегубстве.

- Что же делать - как одолеть корыстного душегуба, уберечь детей от наркозависимости?

- Испокон веков Русская Церковь имела право печалования за народ во время ве¬ликих бедствий. Призыв к непримиримой борьбе с наркомафией есть печалование Церкви перед властью, обществом, бизнесом, перед всеми, в ком жива совесть, - за погибающих детей, подростков, юношей и девушек России. О дипломатии ли думать в такой ситуации?

- Но разве только в американцах источник наших бед и проблем?

- Нет, конечно. Самое ужасное, что в России до сих пор не дано должной оценки наркоугрозе. Политики, законодатели, общество - где они? Господа депутаты устраивают шумные дискуссии по поводу таких малозначимых вопросов, как, например, страхование автомобилей, а о национальной катастрофе молчат. В обществе царит трудно объяснимое равнодушие, а средства массовой информации в лучшем случае камуфлируют ужас наркоугрозы, в худшем - явно или скрыто рекламируют наркотический "кайф". В сложившейся ситуации это преступно!

- Что, по-вашему, способно изменить ситуацию в более благоприятную сторону?

- Прежде всего, необходимо сказать правду о наркомании, и сказать ее во весь голос - так, чтобы быть услышанными. Необходимо показать нашим детям - на фактах, фотографиях, в талантливо и жестко сделанных доку¬ментальных, а то и художественных фильмах - эту жуткую правду. Надо объяснить подростку: ес¬ли однажды ты закуришь кажущуюся безобидной "травку" или прогло¬тишь "колесико", после этого ты почти неминуемо - в восьми случаях из десяти - всадишь себе в вену шприц с героиновой "белой смертью". А че¬рез 3-4 года превратишься отнюдь не в "крутого супермена", а в деге¬нерата с шелушащейся, покрытой гнойными прыщами кожей, пропахшего мочой и разлагающейся кровью... Ты забудешь своих родных и друзей, ты не сможешь думать ни о чем, кроме героина. Тот "кайф", который ты по¬началу испытывал после укола, сменится кошмарами, но ты все равно бу¬дешь рваться к этому ужасу, потому что иначе тебя истерзает невыно¬симая боль. Ты будешь ждать и просить смерти, пока не умрешь... У тебя никогда не будет настоящей любви, семьи и детей. Для тебя погаснут солнце и звезды. Ты никогда не сможешь радоваться всему, чему радуются нормальные люди. Попробовать наркотик, значит, испытать на себе восточное проклятье: "жизнь твоя будет короткой, а смерть - долгой".

- Ужасная правда!

- Другой у наркоманов нет.

- Но как быть с теми, кто уже сделал свой "первый шаг" - есть шанс отбить пагубное пристрастие?
 
- Часто мы слышим: наркоманов надо жалеть. Да, эти люди вызывают определенное сострадание, они - страшно несчастны. Но в том ли жалость, чтобы попустительст¬вовать совращению ими других? Под лозунгом такой фальшивой жалости в мае 2004 года в России было принято правительственное постановление № 231 об увеличении разрешенной дозы наркотиков и разрешении иметь при себе до десяти доз. Нужно быть слепцом, чтобы не понять: это же фактическая ле¬гализация розничной наркоторговли! Последствия не заставили себя ждать: резкий рост наркотизации и четырехкратное увеличение количе¬ства смертей от передозировки наркотиков. Фальшивая жалость оберну¬лась массовым убийством. Несомненно: данное постановление лоббировалось наркомафией. Среди мифов, бытующих как в среде наркоманов, так и в средствах массовой информации, сказочка о том, будто страсть к наркотику легко излечима: "захотел - сел на иглу, захотел - слез". Это изощренная и под¬лая ложь. Наркомания излечима только на ранних стадиях. Но как отличить ран¬нюю стадию от необратимой, если смертоносная зависимость у взрослого может возникнуть после трех доз, а у подростка - даже после одного укола героина? А в отношении наркозависимых, согласно медицинской стати¬стике, после курса лечения достигают ремиссии (то есть более-менее долго воздерживаются от наркотика) всего три процента. Всего три человека из ста, вы только вдумайтесь! По¬ка врачи с огромным трудом вытаскивают из бездны этих немногих, нар¬комафия совращает новые сотни и тысячи. Настоящая жалость и сострадание к наркоманам в том, чтобы лечить этих несчастных людей принудительно. Может быть, кого-то из них ещё удастся спасти.

- У Церкви, видимо, есть и свои методы лечения наркоманов?

- Самая верная опора для победы над страшной болезнью - духовная. Между прочим, единственным учреждением, которому удалось изменить прискорбную медицинскую статистику - и не только в России, но и в мировой практике! - стал Православный душепопечительский центр на Крутицком патриаршем подворье. 97 процентов наркоманов, прошедших через его общины, достигают длительной устой¬чивой ремиссии. Действует уже не только медицина, здесь всту¬пает в силу "Божественная благодать, всегда немощных врачующая". Руководитель центра игумен Анатолий Берестов мне говорил, что ему хочется плакать от радости, когда он видит преображение души вчерашнего наркомана... Увы, наша Церковь пока не имеет ни сил, ни средств для существенного умножения количества подобных центров. К тому же для серьёзного противодействия наркомании и наркомафии нам требуются союзники.

- Какие?

- Прежде всего, следует признать, что тотальная наркотизация - это угроза национальной безопасности, самому существованию России. Для победы над наркомафией необходимо создать единый фронт, в котором сплотили бы свои усилия законодательная, исполнительная и судебная ветви власти, духовенство, врачи, педагоги, бизнесмены, общественные организации - словом, все, кто любит и верен России, в ком не угасла совесть. А вот те, кто попустительствует наркомафии, они становятся предателями родного народа, соучастниками массового убийства. Когда в России случались общенародные бедствия, их побеждали всем миром. Только так мы сможем справиться и с нынешней бедой.

Невеста по имени Церковь

- Вы с детства мечтали стать священником?

- Родом я из Молдавии. Рос в крестьянской семье верующих. Мать и отец с младенчества брали с собою в храм и нас с сестренкой. Помню, по утрам и вечерам в доме всегда проводилось общее чтение молитвенного правила перед иконами, которых у нас было немало. Когда немного подрос, я даже пытался самостоятельно проводить священническое служение. Выучил наизусть некоторые ектеньи и дома, одевшись в старое мамино платье - почему-то именно такая одежда казалась мне похожей на облачение священника - читал молитвы себе самому. При этом ходил от иконы к иконе и кадил при помощи кадильницы собственного изобретения, устроенной из консервной банки. Однако всерьез думать о пастырском поприще мне тогда было боязно. Дело в том, что у нас  на стене висела картина, изображающая Страшный Суд Господень. В числе первых грешников, падавших в адскую бездну, там было изображено нерадивое духовенство. Мне десяти лет не было, но я уже рассудил: если уж придется попасть в ад, то лучше - не в первых рядах, а где-нибудь посередке, среди простого народа. Это детское впечатление врезалось в память мою навсегда - как предостережение, указывающее на особую ответственность священнослужителей перед Всевышним Судией.

Незадолго до моего рождения, мама - Мария Степановна, увидела сон: будто её сыночка уже ждёт самая прекрасная на свете невеста. Сон, как я считаю, был в руку:  с моей невестой, действительно, не сравнима никакая иная.

Ведь её зовут - Церковь!..
    

Михаил Сердюков
Опубликовано на сайте rg.ru 29 октября 2009 г.

 

  Комментарии   

# CharlesDup
2017-07-18 17:03 wh0cd236614 sildenafil citrate 100 mg generic propranolol

Имя:

Текст сообщения:

Защитный код
Обновить

64.2199
-0.2091
70.9373
-0.3018

Как вы думаете, кому выгодна дестабилизация в Йемене?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер